May 20th, 2015

Ступени Восхождения

Если (мысленно) удалить из текста Евангелия св. Марка фрагменты, вставленные его толкователями-переписчиками (н-р, все его "окончания", "малый апокалипсис" главы 13), то структура этого удивительного Текста прояснится. Останется около 600 грамматич. предложений (sentence, proposition, Satz), и "центральным" из этих шести сотен будет стих Мк.9:7 - "Сей есть Сын Мой ...".
Великое Преображение "на горе высокой" делит Текст на две равные части: на Восхождение Господа и на Его Нисхождение, на два "хронотопа": "Галилея" и "Иудея".
Лишь в самом общем плане можно уподобить это "Божественное движение" (Н.Гумилёв) видимому движению Солнца - от восхода к зениту и от зенита к закату. Всё гораздо сложнее.
К счастью, Сам Господь (и св. Марк - 4:26-29) в притче дал нам понимание этапов Восхождения.

И говорил: таково Царство Божие: оно подобно человеку, который бросит семя в землю, и спит, и встаёт, ночью и днём, а семя всходит и тянется вверх, он сам не знает как. Земля сама собой даёт плод: сперва зелень, потом колос, потом полное зерно в колосе; когда же созреет плод, он тотчас посылает серп, потому что настала жатва.

(Обратим внимание: эта притча - единственная из притч св. Марка - не заимствована другими Евангелистами. "Не повезло" ей и с толкователями: ничего внятного о ней за две тысячи лет не сказано легионами умельцев переливать из пустого в порожнее).
Если другие Евангелия являются, по сути, богословскими трактатами на фоне "хроники событий", изложенной Евангелистом Марком, - практически бесструктурными, то Евангелие св. Марка обладает стальной структурой. Ничего лишнего! Ни одного "фрагмента", "эпизода" - и даже слова! - нельзя внести в этот Текст без нарушения его целостности. Внесённые же элементы выглядят как заплаты на "несшитом хитоне" Господа. Ничего подобного этому Тексту - из написанного в прозе - не было, нет и не будет. Подобную нерушимую структуру можно увидеть разве что в Трилогии Данте (...).
И самое главное: все Евангелия наследуют Марку (и канонические, и апокрифы), но все они дают Образ Господа в Его статике, неизменности. Динамику же явил лишь св. Марк (...).
Удивительное дело: знатоки великолепно растолковали структурообразующие приёмы авторов гностических евангелий (см., н-р, труды М.К.Трофимовой), но применить полученное знание к истолкованию текста св. Марка никто не удосужился, - хотя это Евангелие являлось образцом при написании апокрифов.

Самый плохой текст

Знатоки выявили самый плохой греческий текст. Текст этот именуется κατα Μαρκον, Евангелие св. Марка.

Далее цитаты из книжки "Над строками Нового Завета" (1999), сочинённой Георгием Чистяковым.
"порывистый и безграмотный Марк";
"плохой язык Евангелия от Марка";
"Марк - очень плохой писатель. Трудно найти другой текст на греческом языке, который был бы так несовершенен";
"Отличительная черта Евангелия от Марка - его язык. Он на редкость плох (...). Писать ему очень трудно. Он никогда не был писателем и не будет им впредь (...). Он говорит на странном, временами смешном, временами почти непонятном греческом языке, использует какие-то неожиданные образы";
"На каждой странице есть что-то, выдающее в Марке весьма плохого литератора";
Рассказ Марка очень ярок и местами почти смешон" - так еврействующий иерей РПЦ МП написал о Великом Преображении Господа ...
Единственное, что "примиряет" этого иерея с Первым Евангелистом: "Литературное несовершенство делает это Евангелие удивительным свидетельством несомненной подлинности". Как бы: первый блин - комом.

На то, что этого "безграмотного" Автора с благоговением читают уже почти две тысячи лет, на то, что его Труд переведён на все языки Планеты, даже на самые экзотические (значительно опережая в этом и Матфея, и Луку, и Иоанна), Чистякову плевать. Чистяков строг, справедлив, нелицеприятен, обладает безупречным литературным вкусом и в совершенстве знает этот мёртвый язык. Лучше, чем современники Евангелистов.

Вообще же, поплёвывать на Текст Евангелия св. Марка - вполне "в тренде" учёного люда.
"Оно написано в совершенно невозможном с точки зрения литературы стиле" (Hastings);
"шероховатый стиль Марка" (З.Косидовский);
"композиция линейная и безыскусная, язык отличается архаической шероховатостью" (А.Козаржевский);
"стиль Евангелия прост и не отличается литературной обработкой" (Л.Лутковский);
"в безыскусном повествовании Марка" (А.Мень), и проч., и проч.

Тренд трендом, но здесь, в этой книжке их ученик Чистяков как с цепи, или "как с древа сорвался"! При этом он, кажется, ухитрился не дать ни одного верного толкования эпизодов или каких-либо слов Евангелия св. Марка. (Верные же прочтения "деталей" иногда встречаются даже и у заблуждающихся ...).

Для примера. Вот чистяковское: Марк "часто начинает предложение с союза и. Можно насчитать у Марка до сорока таких предложений подряд. И ещё он любит два слова тотчас и вновь. За такие вещи учительница литературы снижает ученику оценку".
Рассмотрим сказанное внимательно. Да, союз "и" (και) встречается в Тексте более 1000 раз, не считая красисов (κακει, καν и др.). Это слово - бесспорный лидер в частотном словаре Марка. Скорее всего, свои познания о Марковом слове και Чистяков позаимствовал из популярной книги Уильяма Баркли (рус пер. 1984), а потому следует возражать именно ему.
Баркли написал: "Его стиль не отмечен тщательной обработкой и блеском. Марк рассказывает как ребёнок. К одному факту он прибавляет другой, связывая их лишь союзом "и". В греческом оригинале главы 3 он приводит последовательно одно за другим 34 главных и придаточных предложения, начиная их союзом "и", с одним смысловым глаголом. Именно так рассказывает старательный ребёнок".

Теперь - для сравнения - прочтём "стихотворение в прозе", посвящённое ивритскому союзу "и" ("вав"), которое написал иудаист Андре Неер (рус. пер. 1989): "Вав, разумеется, союз соединительный, но он содержит в себе ещё и оттенок темпоральный, пророческий. Он превращает прошедшее в будущее и будущее - в прошедшее: нечто было сделано, но в действительности оно ещё будет сделано; нечто другое свершится, и вот оно уже осуществилось. Наконец, вав ещё и противительный союз: и всё же, однако, несмотря ни на что, что бы ни было, вопреки всякой видимости ... Слово, которое проходит сквозь барьеры времени и стирает расстояния".
У "наших" богословствующих иереев подобных слов для Маркового και не нашлось ...

И всё же в одном, в частном аспекте с У.Баркли можно согласиться, предварительно внеся небольшое уточнение: "Марк рассказывает как ребёнок".
Вот книга Моисея: и земля была безвидна и пуста и тьма над бездною и Дух Божий носился над водами и сказал Бог да будет свет и стал свет и увидел Бог свет что он хорош и отделил Бог свет от тьмы и назвал Бог свет днём и тьму ночью и был вечер и было утро день один и сказал Бог ...
Вспомнив, что имя "Моисей" (Моше) на древнеегипетском языке означает "рождённый", - как бы "дитя", "ребёнок" - мы можем "согласиться" с Баркли: Марк рассказывает как Моисей.
"Вы не читали в книге Моисея" (Мк. 12:26), говорит Господь чистяковым.