July 8th, 2019

(no subject)

Опубликовано на сайте www.krylov.cc

Ответ на вопрос.
Вопрос. Осип Мандельштам был частью советской культуры или все-таки русской ?Или еврейской ?

Ответ. Тут интересен не ответ, а вопрос. То есть что такой вопрос вообще возможен. Вопрос о том, русский ли человек Осип Эмильевич, не возникает: конечно, нет, он еврей, никогда не хотел быть никем иным, и так далее. Зато с «русским поэтом» начинаются какие-то непонятки.

Это указывает на то, что культура как таковая является не «душой и сердцем народа», а дальней периферией этой самой души. Национальный дух выражается не в творениях гениев, а в повседневной жизни, в стратегиях выживания, в обычаях и обрядах, и так далее. А культура – это, конечно, «высоко», но и далеко.

Русским же постоянно парят мозги на тему того, что «русский – это не кровь, это культура». Выучил Пушкина – ты русский. Чем больше Пушкина – тем больше русский. Понятно же, что замученный Ваня из предместья будет знать меньше пушкинских стихов, чем сытенький еврейский ребёнок из хорошей семьи… Вот и выходит, что Ваня – меньше русский, чем Абраша. И даже то, что учить нужно именно Пушкина, а не Тютчева и не Бенедиктова, решили не русские, а абрашины соплеменники. «А кто у нас определяет культурную политику».

Что касается Мандельштама. Я его очень люблю и знаю практически наизусть. Он был гением – в отличие от большинства еврейских «гениев», без кавычек. Но именно поэтому он отличался одной нехарактерной для евреев чертой: честностью. Не бытовой, а поэтической. И его напряжённые отношения с русскими и русскостью видны по текстам. Где тянулся, где отталкивался. С еврейством у него тоже были отношения, но это было уже «унутреннее».

А вообще – надо понимать, что Мандельштам принадлежал к великому поколению, которое должно и могло создасть действительно великую русскую культуру. Но всех убили или выморили красные русорезы. Живи Святой Царь, сохранись чудом Россия – и в тридцатые годы у нас был бы невероятный культурный ренессанс, который затмил бы всё прежнее. Вообще всё. Отдельные выжившие это отлично осознавали – ЧТО было убито.

De profundis... Мое поколенье
Мало меду вкусило. И вот
Только ветер гудит в отдаленьи,
Только память о мертвых поет.

Наше было не кончено дело,
Наши были часы сочтены.
До желанного водораздела,
До вершины великой весны,

До неистового цветенья
Оставалось лишь раз вздохнуть...
Две войны, мое поколенье,
Освещали твой страшный путь.

Это Ахматова - всю жизнь пролежавшая под евреями, но при этом прекрасно всё понимавшая.