January 30th, 2020

El juez Garzón

Как я однажды узнал новое для себя слово

Заголовок сего письма не вполне точно передаёт суть излагаемой истории. Тогда я не просто встретил новое для себя слово. Я узнал о бытовании целого мира, существовавшего параллельно миру моему. Этот новый мир настолько непохож на мой тогдашний старый, что некоторое время я даже не мог принять самого факта его существования, полагая, что люди просто где-то ошиблись.

Открытие новой для меня реальности оказалось связано со спором по поводу одежды - как у д'Артаньяна с Портосом. Мир одежды в городе моего детства, Саратове, был своеобразным. В силу каких-то особенностей социалистической системы хозяйствования встретить человека, одетого в то же самое, во что и ты, было не просто, а очень просто. В особенности впечатляли женские зимние пальто. Какая-то фабрика выпускала пальто вполне приличного кроя, приталенные и даже элегантные. Они были двух цветов - тёмно-зелёного и бордового, с воротниками, отороченными тонкими полосами натурального меха, похожего на норку (но, может быть, белкой - меха не мой "конёк"). Возвращаясь из школы досужим зевакой, я неоднократно считал, сколько встречных женщин на улице и в транспорте одеты в такие пальто. По много раз проверенной статистике их было 50%.

Однажды в один из магазинов завезли ярко-зелёные подростковые куртки на синтепоне, и мне досталась одна из них. Про куртки говорили, что они японские. Может быть, только регистрация у фирмы-изготовителя была японской, а отшивали их где-нибудь в Таиланде; трудно сказать. Но впечатление от куртки у меня было великолепное. Мне казалось, что я надеваю на себя не одежду, а высокотехнологичное изделие (слово "высокотехнологичное" мне тогда было неизвестно, поэтому впечатление выражалось только чувствами). В слове "Япония" мне слышалось "Синтепония" - страна фантастических одёжных технологий. Советского ребёнка было несложно впечатлить.

В классе я был тогда, наверное, в седьмом. А в параллельном моему седьмом классе учился мало знакомый мне мальчик, которому купили точно такую же куртку. Того же цвета и размера. Отличались они друг от друга только содержимым карманов. У меня в одном из карманов была дырка (это я организую легко), а в другом гнутые проволочки для стрельбы из рогатки. У параллельно-классника в кармане была, кажется, разобранная машинка. Но я не знал об этом, когда однажды в раздевалке одел его куртку вместо своей.

Всё дело в мыслях. Мысли семиклассника после уроков - они о чём? О яблонях на Марсе, о подводной лодке из кинофильма "Тайна двух океанов" и о маминых сладких не знаю, как их назвать - шарики, варятся в масле и посыпаются сахарной пудрой. Но не о том, чтобы не взять случайно чужую куртку. Обстановка, увы, благоприятствовала ошибке. Это сейчас в известных мне школах у каждого ученика свой, подписанный, крючок - спасибо изобретателям принтеров и прозрачного скотча. А тогда в этой области царил, скорее, слабо управляемый хаос, нежели порядок и пунктуальность. И случилось то, что случилось.

На следующее утро параллельно-классник подошёл ко мне, вежливо попросил обменяться куртками и более такую ошибку не совершать. Мне эта ситуация показалась забавной, а ему, как я почувствовал, не очень. Я тогда подумал, что он беспокоился из-за своей разобранной машинки, которую, впрочем, я даже и не обнаружил, поскольку было относительно тепло и руки в карманы я не засовывал.

Инцидент был исчерпан, но... Через пару дней повторился. Я вновь задумался о яблонях на Марсе и о том, пройдёт ли по Волге подводная лодка, и снова одел чужую куртку. И ушёл, счастливый и ничего не подозревающий.

На следующий день со мной об этом поговорил классный руководитель. Он сказал мне, что я поступил дурно, и что параллельно-класснику пришлось уйти домой в школьной форме, вследствие чего он рисковал простудиться и заболеть (к счастью, не простудился и не заболел). Классный руководитель настоятельно попросил меня быть внимательным и не лишать ученика его одежды.

Наверное, все оставшиеся уроки я просидел с открытым ртом. Моё удивление было шириной с разлившуюся Волгу, и по нему плыли льдины крайнего недоумения. Как можно пойти домой в школьной форме, если вот она, куртка - висит на крючке? Да, другая, но точно такая же. Которую ты уже, однажды, надевал, и знаешь, что дырка в кармане это не смертельно. Ведь обменяться куртками - это даже забавно. Это, своего рода, маленькое приключение. И уйти неодетым... Я ничего не понимал.

После уроков в раздевалке меня уже ждал параллельно-классник. Который вежливо и корректно, но очень прочувствованно попросил меня не путать более куртки. Иначе его мама снова будет звонить в школу и устраивать скандал, раз её сын возвращается домой без верхней одежды.

"Но ты бы одел мою куртку. Вот же она, висит! Она же точно такая же и подходит тебе по размеру", - привёл я, как мне казалось, неоспоримый аргумент.

Как там говорилось в советском кинофильме? "Горе, разделённое пополам, это половина горя, а радость, умноженная на двоих, это двойная радость". Я одел твою куртку; так ты одень мою. Разве нет? Тебе тепло - и мне тепло. Ты посмеёшься - и я посмеюсь. Над этой путаницей стоит посмеяться вместе.

Так что же ты не одел мою куртку?

"Я в первый раз так и сделал, - ответил мой параллельно-классник. - Но моя мама сильно ругала меня, и строго-настрого запретила мне надевать гойские вещи. Поэтому к твоей гойской курточке я больше не прикоснусь. Так что ты уж постарайся быть внимательным. А сегодня моя мама постирает мою куртку и нашьёт на неё видную метку. Так что тебе будет проще".

Я тогда снова ничего не понял. Куртка японская; почему его мама называет её "гойская"? Что это за страна такая? С географией у меня было всё хорошо; такой страны я не знал. Так и ушёл домой в недоумении.

С тех пор в Волге утекло много воды. Существование мира, параллельного моему, уже не вызывает моего удивления. Более того, я удивляюсь, скорее, тому, как можно этот параллельный мир отрицать.

Эту историю я иногда вспоминаю. К примеру, когда встречаю очередное заявление советского человека в духе: "Да не было никаких межнациональных проблем! У меня в бригаде были чукча, чех, чеченец и чуваш, и все были дружны и работали вместе. И никогда по национальным мотивам не ссорились".

Ирония загогулины в том, что именно те люди, кто не готовы надевать гойские куртки, "интернационализм" и "дружбу народов" как раз и придумали. Для нас, грешных.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/489829.html.